Отдел памятников письменности народов Востока

Статьи

Монеты средневекового Садвара в Южном Хорезме

 
Археологические раскопки на городище Садвар проводились Хорезмской экспедицией в 1972–1975 гг., но нумизматические находки до сих пор не были опубликованы. Памятник находился на левом берегу Амударьи в Туркменистане, на торговом пути из центральных районов Хорезма в Мавераннахр и Хорасан. В настоящее время он затоплен водохранилищем. Состоял из т. н. «цитадели» и жилых кварталов, окруженных с трех сторон рвом, а также «Чаш-калы», замковой постройки IX–XI вв. примыкавшей к городищу. В статье приведено краткое описание городища, раскопов, открытых сооружений, керамического комплекса. Всего найдено 44 монеты: 3 серебряные, 41 медная, определить из них удалось 28 экземпляров. Из них три относятся к древнему периоду (династия Сиявушидов), 24 к IX–XII вв. (Тахириды, Афригиды Кята, Саманиды, Мамуниды и др.), одна к концу XIX в. (Хивинское ханство). Впервые была найдена хорезмшахская монета с лакабом «Венец нации и светильник общины (религиозной)», имя правителя пока не установлено, по совокупной характеристике данных датирована XII в. Единственный бувейхидский дирхам является, по-видимому, новым, неописанным типом. В одной из ям был найден кошелек из 6 монет и заготовок. Монеты были нового типа, чеканенные в городе Кят, бывшем столицей Хорезма до . Нумизматический интерес представляют несколько монетных заготовок, также находившихся в обращении, некоторые из них пробиты в центре. Предполагается, что таким образом их выводили из денежного оборота. В комментариях к каталогу нумизматических находок на городище Садвар приведен ряд дополнительных материалов. Монетный материал подтверждает археологические данные о том, что город стал терять свое значение в XII в.

Средневековый Хорезм

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-160-174

МОНЕТЫ СРЕДНЕВЕКОВОГО САДВАРА В ЮЖНОМ ХОРЕЗМЕ

© 2020 Е. Ю. Гончаров, Е. А. Армарчук[1]

Археологические раскопки на городище Садвар проводились Хорезмской экспедицией в 1972–1975 гг., но нумизматические находки до сих пор не были опубликованы. Памятник находился на левом берегу Амударьи в Туркменистане, на торговом пути из центральных районов Хорезма в Мавераннахр и Хорасан. В настоящее время он затоплен водохранилищем. Состоял из т. н. «цитадели» и жилых кварталов, окруженных с трех сторон рвом, а также «Чаш-калы», замковой постройки IX–XI вв. примыкавшей к городищу. В статье приведено краткое описание городища, раскопов, открытых сооружений, керамического комплекса. Всего найдено 44 монеты: 3 серебряные, 41 медная, определить из них удалось 28 экземпляров. Из них три относятся к древнему периоду (династия Сиявушидов), 24 к IX–XII вв. (Тахириды, Афригиды Кята, Саманиды, Мамуниды и др.), одна к концу XIX в. (Хивинское ханство). Впервые была найдена хорезмшахская монета с лакабом «Венец нации и светильник общины (религиозной)», имя правителя пока не установлено, по совокупной характеристике данных датирована XII в. Единственный бувейхидский дирхам является, по-видимому, новым, неописанным типом. В одной из ям был найден кошелек из 6 монет и заготовок. Монеты были нового типа, чеканенные в городе Кят, бывшем столицей Хорезма до 995 г. Нумизматический интерес представляют несколько монетных заготовок, также находившихся в обращении, некоторые из них пробиты в центре. Предполагается, что таким образом их выводили из денежного оборота. В комментариях к каталогу нумизматических находок на городище Садвар приведен ряд дополнительных материалов. Монетный материал подтверждает археологические данные о том, что город стал терять свое значение в XII в.

Ключевые слова: Хорезм, Кят, хорезмшахи, археология Средней Азии, Хорезмская экспедиция, фельс, дирхам.

Для цитирования: Гончаров Е. Ю., Армарчук Е. А. Монеты средневекового Садвара в Южном Хорезме. Вестник Института востоковедения РАН. 2020. № 2. С. 160–174. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-160-174

COINS FROM MEDIEVAL SADVAR IN SOUTHERN KHWARAZM

Еugeny Yu. Goncharov, Ekaterina A. Armarchuk

Archaeological excavations in the settlement of Sadvar were carried out by the Khorezm expedition in 1972–1975, but numismatic finds have not yet been published. The monument was located on the left bank of the Amu Darya River in Turkmenistan, on a trade route from the central regions of Khwarazm to Mawarannahr and Khorasan (currently, the site is flooded by a reservoir), and consisted of a so-called citadel and residential quarters, surrounded on three sides by a moat, as well as the “Chash-kala”, a castle structure built in the 9th–11th centuries adjacent to the settlement. The article provides a brief description of the ancient settlement, excavations, open structures, and ceramic complex. A total of 44 coins were found, 3 silver and 41 copper, 28 of which were identified. Three of those belong to the ancient period (Siyavushid Dynasty), 24 to the 9th–12th centuries (Tahirids, Afrigids of Kath, Samanids, Ma’munids, etc.), and one to the late 19th century (Khiva Khanate). A Khwarazmshah coin with the lakab “Crown of the Nation and Cresset of the [Religious] Community” was found here for the first time; the name of the ruler on it has not yet been established, but based on combined characteristics the coin can be dated back to the 12th century. The only Buwayhid dirham is apparently a new, as yet undescribed type. In one of the pits, a wallet with 6 coins and bare flans was found. The coins belong to a new type struck in the city of Kath, the former capital of Khwarazm prior to 995. Several coin flans are of numismatic interest, some of them were punched in the center, presumably to remove them from circulation. A number of additional materials are given in the comments to the catalog of numismatic finds in the settlement of Sadvar. Numismatic material confirms archaeological evidence that the city began to lose its significance in the 12th century.

Keywords: Khwarazm, Kath, Khwarazm Shahs, Central Asian archaeology, Khorezmian Expedition, fals, dirham.

For citation: Goncharov Е. Yu., Armarchuk E. A. Coins from Medieval Sadvar in Southern Khwarazm. Vestnik Instituta vostokovedenija RAN. 2020. 2. Pp. 160–174. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-160-174

Г

ородище Садвар находилось на краю невысокого плато, на левом берегу Амударьи[2], имело неправильную форму и площадь около 20 га. С трех сторон его окружал ров, выходивший в низину, лежащую с юго-западной стороны памятника. На городище выделялась т. н. «цитадель» ― возвышенный центральный участок квадратных очертаний (130 × 140 м), ориентированный углами по сторонам света и также обнесенный рвом. Вне «цитадели» планировка прослеживалась к северо- и юго-востоку от нее и состояла из прямоугольных кварталов, разделенных улочками. С юго-востока к городищу примыкали развалины Чаш-кала, принимаемые за караван-сарай. Раскопки городища вела Хорезмская археологическая экспедиция Института этнографии АН СССР в 1972–1975 гг. (начальник отряда Н. Н. Вактурская) в связи с отводом территории под затопление Тюя-Муюнским водохранилищем. Пять раскопов были заложены в «цитадели», шестой в месте перемычки на северо-западном отрезке внутреннего рва. Два других раскопа находились на территории городских кварталов к востоку и юго-востоку от «цитадели» [Вактурская, 1974; 1975; 1976; Вактурская, Воробьёва, Лоховиц, 1973]. Чаш-кала исследовалась в 1972 г. В. А. Лоховицем [Вактурская, Воробьёва, Лоховиц, 1973, с. 478].

Раскопки показали, что центральная часть городища в средневековье не являлась цитаделью. Об этом говорят отсутствие оборонительной стены в раскопе V на северо-восточном ее краю и застройка, встреченная в шурфах и траншеях на северо-восточном отрезке внутреннего рва [Вактурская, 1976, с. 542]. В верхних слоях раскопов I, II и IV были зафиксированы жилые дома, отдельные из которых имели дворы. От рядовой жилой застройки отличалось крупное и неоднократно перестраивавшееся здание, вскрытое раскопом III, которое, возможно, несло общественную функцию. Материка удалось достичь только в раскопе II, где обнаружились древние слои и мощная стена стоящего на материке большого сооружения с примыкающей к ней изнутри кладовой с большим количеством керамических сосудов-хумов.

Верхний горизонт «цитадели» Садвара представлен слоем XII  ― начала XIII в. (временем хорезмшахов Ануштегинидов), обнаруженный только на этом участке городища в раскопах II и IV. В раскопе II он зафиксирован в комплексе помещений 1, 1а, 1б и 14 и в помещениях 2, 11 и 15, на раскопе IV ― в комплексе помещений 1–6. Согласно Н. Н. Вактурской, его характеризуют хумы с полочковидным венчиком, сероглиняные кувшины и чаши с голубой поливой. К среднему, основному горизонту относится слой IX–XI вв. раскопов I, III и V, а также раскопа II за исключением указанных выше помещений. Показательной керамикой этого горизонта являются хумы без горла со светлым ангобом и гравированным орнаментом, светлоглиняные одноручные кувшины и поливные чаши иного типа, с монохромной и бихромной росписью [Армарчук, 2010, с. 222–244]. Нижним горизонтом служат отложения первой половины I тыс. н. э., встреченные на «цитадели» только в раскопе II.

Раскоп I на городище охватил жилой квартал, характеризуемый домами, расположенными параллельно друг другу и перпендикулярно продольным улицам. Они состояли из одного-трех помещений, лежащих на одной линии, и отделялись друг от друга узкими проулками. Реконструируемая квартальная застройка представляется компактной, но не слитной. Кроме жилых помещений с суфами и очагами она включала небольшие производственные сооружения ― печи, которые могли использоваться в металлообработке и кузнечном ремесле [Армарчук, 2005].

Раскопом II изучался крайний, юго-восточный квартал городища, планировка которого отличалась от описанной выше. Здесь зафиксированы два помещения типа айванов возле внутреннего рва, а также обрывки стен и забутованные камнями с керамикой большие квадратные ямы-котлованы, расположенные двумя рядами, назначение которых осталось непонятным. В отличие от «цитадели», культурный слой в кварталах городища был маломощным и местами сильно развеянным, а строительные остатки незначительными. Керамический материал из обоих раскопов на городище, в т. ч. поливная посуда, датируется в пределах IX–XI вв.

Благодаря раскопкам, рост города предстал в следующем виде: первоначально, в античную эпоху центральный его участок занимала постройка типа замка с мощной внешней стеной. Судя по керамике и пяти уровням полов, вскрытая ее кладовая функционировала в кушанское ― кушано-афригидское время, т. е. в первой половине I тыс. н. э. Видимо, при строительстве замок обнесли рвом, в результате чего образовалась укрепленная площадка на краю плато. Подъемная керамика с центрального участка показывает, что поселение продолжало жить и в VI–VIII вв. (афригидское время, по С. П. Толстову), но соответствующие слои нигде в раскопах не были вскрыты. Позже поселение, расположенное на оживленной торговой трассе, переросло в средневековый город с регулярными кварталами, который с напольной стороны окружили новым рвом. Внутренний ров вокруг «цитадели» стал застраиваться. Ко времени Великих Хорезмшахов город был почти заброшен, жизнь в нем теплилась только на центральном участке.

При раскопках Садвара было найдено 44 монеты: 27 на центральном участке, 16 ― на городище; место находки монеты № 39[3] осталось неизвестным из-за отсутствия этикетки и коллекционной описи. В процессе реставрации одна сильно окисленная и фрагментированная медная монета (№ 33) растворилась. Две другие, серебряная (№ 3) и медная (№ 35), отсутствовали в хранилище к 1987 г., когда к работе с садварскими археологическими коллекциями приступила Е. А. Армарчук. По устному сообщению Б. И. Вайнберг, серебряная монета ранее была определена ею по просьбе Н. Н. Вактурской[4]. В итоге на сегодняшний день доступный нумизматический материал Садвара насчитывает 41 монету: 34 переданы в Государственный музей Востока, 7 временно хранятся в Институте этнологии и антропологии РАН[5]. Большинство монет были почищены, также есть склеенные из фрагментов.

Первичное определение монет принадлежит Г. А. Фёдорову-Давыдову (МГУ им. М. В. Ломоносова), о чем свидетельствуют записи на их этикетках. Затем, в конце 1980-х гг., монеты осмотрела Е. А. Давидович (ИВ РАН). Наконец, в конце 1990-х гг. к ним по просьбе Л. М. Левиной (в то время руководителя Сектора этноархеологии ИАЭ РАН) обратился Е. Ю. Гончаров (ИВ РАН). Таким образом, нумизматическая часть предлагаемой статьи является своего рода совокупным трудом трех исследователей, занимавшихся определением садварских монет, и является первой публикацией этой группы находок с городища Садвар.

Каталог нумизматических находок

В этой части публикации мы опишем все находки, указывая по порядку шифр (данный в описи Хорезмской экспедиции), металл и диаметр монетного кружка, вес в граммах, сохранность и определение, дату и место находки по этикетке («Р.» означает раскоп, «б/ш» ― без шифра, «м/н» ― место находки), в квадратных скобках помещены конъектуры ― восстановленные части легенд. Монеты выстроены в хронологической последовательности их чеканки, насколько ее удалось установить. Определения в тексте предложены Е. Ю. Гончаровым, атрибуции предыдущих исследователей приведены в сносках.

№ 1. Б/ш. Медь, 9 мм. Вес 0,92 г. Хорезмшах Вазамар, вторая половина III в. н. э. (илл. 1.1).

Л.с. ― портрет правителя, обращенный вправо.

О.с. ― тамга, круговая легенда не видна.

По [Вайнберг, 1977, таб. XVII] тип Б2 V/4.

М/н: 1972, Цитадель, подъемный материал.

Илл. 1. Монеты средневекового Садвара (фото Е. Ю. Гончарова)

№ 2. Б/ш. Медь, 11 мм. Вес 1,95 г. Хорезмшах Сиявспарш, VI в. (илл. 1.2).

Л.с. ― портрет правителя, обращенный вправо.

О.с. ― тамга, круговая легенда видна частично.

По [Вайнберг, 1977, таб. XVII] тип Б2 V/14.

М/н: 1972, Цитадель, подъемный материал.

№ 3. Б/ш. Серебро. Неизвестный правитель, V в.

По [Вайнберг, 1977, таб. XVIII] тип В-I.

Находка отсутствует.

М/н: 1975, цитадель, Р-III. Из траншеи возле раскопа (доведенной до материка. ― Е. А.).

№ 4. Б/ш. Медь, 20 мм. Вес 0,96 г (илл. 1.4).

Хорезм. Тахиридские наместники. Микал б. ʿАбдаллах. 228 г.х.=842/3 г. [Кочнев, 1984, с. 186; 1999, с. 48].

Л.с. ― почти полностью стертое изображение лошади, идущей вправо, круговая легенда не сохранилась.

О.с. ― в центре  Мухаммад посланник Аллаха; круговая легенда  ... Микал мавла Т[ахир].

М/н: 1972, Цитадель, подъемный материал.

№ 5. 74 СДВ/725. Медь, 18 мм. Вес.1,02 г. Плохая сохранность (илл. 1.5).

По характеру оформления и почерку надписей монета является фельсом Тахиридов или, скорее, тахиридских наместников Хорезма IХ в.[6]

Л.с. ― круговая легенда не читается. В центре Символ веры.

О.с. ― неразборчиво.

М/н: 1974, цитадель, Р-I. У северо-восточной стены помещения, за восточным углом двора у помещений 1 и 2. Подъемная находка.

№ 6. Б/ш. Медь, 18 мм. Вес 1,22 г. Тахириды[7]. Место и дата чекана не определены. Фельс (илл. 1.6).

Л.с. ― в центре Символ веры. От выходных данных сохранилась вводная формула «бисм Аллах…».

О.с. ― круговая легенда не читается. В центре «… Мухаммад [посланник Его]».

М/н: 1973, цитадель, Р-I. На южной стене, перпендикулярной двору у помещения 1.

№ 7. Б/ш. Медь, 18 мм. Вес 0,82 г. Тахиридский наместник Хорезма Мухаммад б. Ибрахим. Хорезм, 263 (876–877) или 265 г.х. (878–879)[8]. Фельс. [Кочнев, 1999, с. 48, № 8 или 9] (илл. 1.7).

Л.с. ― круговая легенда не видна. В центре Символ веры.

О.с. ― легенда в три строки  Из того, что приказал [выбить] ал-а/мир Мухаммад б./ Ибрахим б. Джибрил.

М/н: 1973, цитадель, Р-II. Из слоя над первой поверхностью в углу между помещениями 1 и 7.

№ 8. Б/ш. Медь, 18 мм. Вес 1,55 г. То же, что и № 7. Плохая сохранность. (илл. 1.8).

М/н: 1973, цитадель, Р-I. В северо-западной части двора (у помещений 1 и 2) у раскопа I 1972 г.

№ 9. 73 СДВ/1160. Медь, 22 мм. Вес 1,57 г. (илл. 1.9).

Афригиды Кята, династия Бану Ирак. Мухаммад б. Ахмад (~ 366-385 г.х./ 976–995 гг.)[9]. Фельс.

Л.с. ― внешний ободок не виден. В середине, в точечном ободке Символ веры; круговая надпись  Во имя Аллаха чеканен [этот фельс в] Хорезме.

О.с. ― линейный ободок. Легенда в три строки  Мухаммад б. / Ахмад хваре/зм шах.

М/н: 1973, Город, Р-II. Квадрат 12. С уровня верхнего пола в центре квадрата (отметка пола-4. ― Е. А.).

№ 10. Б/ш. Медь, не менее 23 мм. Вес 0,78 г. Фельс эпохи династии Саманидов,
IX–Х вв. Обломана, половинка монеты, сильно потерта.

М/н: 1972, Цитадель, подъемный материал.

№ 11. Б/ш. Медь, 20–21 мм. Вес 0,79 г. Саманиды или хорезмский выпуск по саманидскому типу[10] (илл. 1.11).

Л.с. ― точечный ободок. Кольцевая легенда не сохранилась. В середине, по-видимому, Символ веры.

О.с. ― линейный ободок. Фрагмент неясной круговой легенды. Точечный ободок. В середине видно три строки легенды: продолжение Символа веры; вероятно, начало имени правителя, по сохранившемся буквам не восстанавливается.

М/н: 1973, цитадель. На доме со стенами, обрамленными вертикальными камнями, расположенном к западу от юго-восточного двора раскопа (раскоп I 1972 года. ― Е. А.).

№ 12. 75 СДВ/103. Медь, 20 мм. Вес 0,67 г. Монета имеет форму неглубокой тонкой чашечки. Саманиды. Нух II б. Мансур (366–387 г.х/ 976–997 гг.[11] Фельс [~387 г.х.] (илл. 1.12).

Л.с. ― круговая легенда, содержавшая выходные данные, читается только «чекан». Точечный ободок. В середине первая часть Символа веры в три строки, в четвертой строке ― имя наместника (Бектуз ?). В верхней части поля ― кружок.

О.с. ― круговая легенда не читается. Точечный ободок. В середине легенда в три строки «(продолжение Символа веры)/ Нух б. Мансур». В верхнем поле «Аллах».

М/н: 1975, цитадель, на «мечети» (место расположения раскопа IV. ― Е. А.). Подъемная находка.

№ 13. 74 СДВ/492. Серебро, 26 мм. Вес. 4,15 г. Бувейхиды, ʿАдуд ад-давла Абу Шуджаʿ, 338–372 г.х. (949–983 гг.). Халиф ал-Мутиʿ, 334–363 г.х. (946–974 гг.)[12]. Монетный двор не определен. Чекан между 338–343 г.х. (949–955 гг.). Дирхам (илл. 1.13).

Л.с.  ― Двойная круговая легенда; в центре в три строки Символ веры, над ним неясное слово или украшение.

О.с.  ― Круговая легенда, сура Корана. В центре легенда из четырех строк: две верхние продолжение Символа веры, в нижних  ал-Мутиʿ лиллах / Абу Шуджаʿ.

М/н: 1974, Город, Р-I. Из верхнего слоя на квадрате Л-9 (к юго-востоку от хозяйственного комплекса дома № 4. ― Е. А.).

№ 14. 75 СДВ/107. Серебро, 32 мм. Вес 3,04 г. Хорезмшах Ма’мунид ʿАли ибн Ма’мун, 387–399 г.х. (999–1009 гг.). Халиф ал-Кадир биллах, 381–422 г.х. (991–1031 гг.)[13]. (илл. 1.14).

Л.с.  ― круговая легенда не видна. В кольцевом ободке легенда в пять строк  ― законный/ [Символ веры].

О.с.  ― круговая легенда не видна. В кольцевом ободке легенда в пять строк ― окончание Символа веры / ал-Кадир биллах / ʿАли б. Ма’мун / хварезмшах.

М/н: 1975, Город. Подъемный материал.

№ 15. Б/ш. Медь или низкопробный биллон. Вес 1,11 г. Обломок в треть дирхама. Вероятнее всего монета хорезмшаха ʿАли ибн Ма’муна, 387–399 г.х. (999–1009 гг.) (илл. 1.15).

Л.с. ― … Символ веры / 

О.с. ― … / … …

Слово faḍl на лицевой стороне, вероятно, обозначает имя визиря или чиновника, отвечавшего за монетную чеканку. В такой же позиции оно известно на дирхамах хорезмшаха ʿАли ибн Ма’муна 395 г.х., чеканенных в Хорезме[14]. Такая аналогия дает основание считать, что и данная монета отчеканена в годы правления этого хорезмшаха, по крайней мере, до находки более полного экземпляра такого же типа.

М/н: 1972, Цитадель, подъемный материал.

№ 16. Б/ш. Низкопробное серебро (?), длина ок. 25 мм. Вес 1,05 г. Обломана и обкатана. Возможно, фрагмент ма’мунидского дирхама начала XI в.

Л.с. ― вероятно, Символ веры, в одной из строк читается слово мулк, возможно, от инвокации ал-мулк лиллах «Власть [принадлежит] Аллаху».

О.с. ― уверенно читается окончание Символа веры «нет (ему, т. е. Аллаху) сотоварища».

М/н: 1972, Цитадель, подъемный материал.

№ 17. Б/ш. Медь, 30 мм. Вес 5,57 г. Хорезмшахи (илл. 1.17).

Л.с. ― в центре Символ веры, вокруг остатки легенды.

О.с. ― круговая легенда не читается. В середине, в три строки,  Тадж ал-умма / ва-Сирадж ал-милла / хваразм-шах, т. е. Венец нации и светильник общины (религиозной)[15].

С двумя отверстиями. Комментарий к этой монете дан после каталога нумизматических находок.

М/н: 1973, Город, Р-I. Квадрат З-14. Из такырного слоя (к югу от дома № 6. ― Е. А.).

Илл. 2. Монеты средневекового Садвара (фото Е. Ю. Гончарова)

№ 18–23. 75 СДВ/108-113. Комплексная находка из шести монет[16]. Медь, 23 мм. Фельсы городской эмиссии Кята периода хорезмшахов Ма’мунидов (995–1018)[17] (илл. 2.18–2.23).

Л.с. ― линейный ободок. Символ веры в четыре строки.

О.с. ― линейный ободок. Шестиугольный картуш, в центре  Кят. В секторах по одной точке.

Комплекс включает четыре фельса, отчеканенных с обеих сторон, один фельс со слабым оттиском штемпеля на одной стороне и одну заготовку фельса без следов чеканки. Подробнее о датировке этих монет и месте чеканки скажем ниже.

М/н: 1975, цитадель, Р-II. Помещение 16, яма № 1.

№ 24. 74 СДВ/698. Медь, 23 мм. Вес 1,06 г, склеена из трех фрагментов (илл. 2.24).

Заготовка для фельса, пробитая в центре.

М/н: 1974, цитадель, Р-III. Из мусорного слоя к северо-востоку от дома, на глубине с отметками +760/+785.

№ 25. 74 СДВ/703. Медь, 23 мм. Вес 0,85 г. Часть кружка отломана (илл. 2.25).

Заготовка для фельса, на поверхности следы обработки напильником, рядом с центром монетного кружка пробито отверстие.

М/н: 1974, из северо-восточного участка рва вокруг цитадели. Подъемная находка.

№ 26. Б/ш. Медь, 20 мм. Вес 0,8 г.

Заготовка для фельса. На поверхности следы обработки напильником.

М/н: 1972, Цитадель, подъемный материал.

№ 27. Б/ш. Медь, 23 мм. Вес. 0,89 г.

Чекан не просматривается. Возможно, заготовка для фельса.

М/н: 1973, Город, Р-I. Квадрат Ж-16. Из зачистки материковой поверхности (с отметкой +582, к юго-западу от пом. 6. ― Е.А.).

№ 28. 75 СДВ/101. Медь, 19 х 14 мм, овальной формы. Вес 2,83 г. (илл. 2.28).

Хивинское ханство. Мухаммад Рахим II (1281–1328 гг. х.) 1311 г.х. (1893–1894 гг.). Фулюс[18].

Л.с. ― Чекан Хорезма.

О.с. ― Фулюс 1311.

М/н: 1975, цитадель, Р-IV. Из слоя натеков над полом помещения 1, на глубине 30 см от дневной поверхности.

№ 29. 73 СДВ/1164. Медь, 18–20 мм. Плохой сохранности, окислена насквозь. Чекан не просматривается. Склеена из трех фрагментов. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1973, Город, Р-II. Квадрат 8. Юго-восточный борт центральной площадки, с уровня верхнего пола.

№ 30. 74 СДВ/493. Медь, 25–26 мм. Плохой сохранности, склеена из нескольких фрагментов. Возможно, заготовка для фельса.

М/н: 1974, Город, Р-I. Северо-западная часть помещения 11.

№ 31. 74 СДВ/687. Медь, 18–20 мм. Половинка монеты плохой сохранности, окислена насквозь. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1974, Город, Р-I. Квадрат Р-22. Из скопления керамики в яме у северной улицы[19].

№ 32. 74 СДВ/688. Медь, 18–20 мм. Четверть монеты. Плохой сохранности, окислена насквозь. Чекан не просматривается. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1974, Город, Р-I. Квадрат П-26. Из завального слоя (из помещения 26 ― Е. А.).

№ 33. 74 СДВ/689-691. Медь, диаметр не определяется. Три фрагмента очень плохой сохранности (металл преобразовался в окислы). Растворились в процессе реставрации.

М/н: 1974, Город, Р-I. Из ямы в квадрате З-22.

№ 34. 74 СДВ/699. Медь, 19 мм. ½ монеты. Вес 1,27 г. Плохой сохранности, определению не поддается.

М/н: 1974, цитадель, Р-III. Из мусорного слоя к северо-востоку от дома, на глубине с отметками +760/+785 (у основания пристройки к ранней стене с отметкой +755 ― Е. А.).

№ 35. 74 СДВ/704. Находка отсутствует.

М/н: 1974, из северо-восточного участка вокруг цитадели. Подъемная находка.

№ 36. 74 СДВ/705. Медь, 20 мм. Очень плохой сохранности, чекан не просматривается. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1974, Город, Р-I. Квадрат О-25. В толще сырцового завала (в забутовке помещения 26. ― Е. А.).

№ 37. 74 СДВ/709. Медь, диаметр не определяется. Очень плохой сохранности, с изъянами. Чекан не просматривается. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1974, Город, Р-I. Из слоя разрушения на квадрате Р-24 (проулок между помещениями 25 и 27. ― Е. А.).

№ 38. 74 СДВ/712. Медь, 22 мм. Половинка монеты. Вес 1,74 г. Плохой сохранности, чекан не просматривается. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1974, Город, Р-I. Квадрат Г-28. Из такырной корки над материковой поверхностью.

№ 39. 74 СДВ/722. Медь, 27 мм. Плохой сохранности, окислена насквозь. Просматривается только точечный круговой ободок. Склеена из восьми фрагментов. Реставрации и определению не поддается.

М/н: этикетка утеряна.

№ 40. Б/ш. Медь, 18 мм. Плохой сохранности, окислена насквозь. Тип не определяется. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1973, цитадель, Р-I. Из северной стены помещения 4.

№ 41. Б/ш. Медь, 18 мм. Плохой сохранности, металл переродился в оксиды. Чекан не просматривается. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1973, цитадель, Р-I, помещение 5а. Из рыхлого мусорного слоя в северо-восточном углу помещения, в 15 см над полом (нивелировочный горизонт +650/+660 см. ― Е. А.).

№ 42. Б/ш. Медь, 22 мм. Плохой сохранности, чекан не просматривается. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1973, Город, Р-I. Квадрат Т-13. Улица. Из нижнего слоя обмазки над материком.

№ 43. Б/ш. Медь, 22 мм. Четверть монеты. Плохой сохранности, чекан не просматривается. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1973, Город, Р-I. Квадрат Т-16. Улица. Из второго слоя обмазок.

№ 44. Б/ш. Медь, 22 мм. Плохой сохранности, окислена насквозь. Чекан не просматривается. Реставрации и определению не поддается.

М/н: 1973, Город, Р-II. Квадрат 4. С уровня нижнего пола (помещение 2, отметка –21. ― Е. А.).

Комментарии

К монете № 17. Титул Тадж ал-умма ва-Сирадж ал-милла Хваразм-шах «Венец нации и светильник общины (религиозной)» по тезаурусу и конструкции фразы является лакабом (почетным титулом) высшего уровня ― из тех, что могли быть пожалованы аббасидским халифом. Ближайшим аналогом является лакаб ʿАйн-ад-давла ва Зайн ал-милла «Око государства и украшение общины», дарованный хорезмшаху Ма’муну II б. Ма’муну (1009–1017) халифом ал-Кадиром в 405 г.х. (=1014/5 г. н. э.). Об этом событии есть сообщение в книге «Тарих Байхаки» [Байхаки, 1957, с. 1024; 1969, с. 809], лакаб представлен и на дирхамах этого правителя Хорезма [Kalinin, 2009]. На данный момент нам неизвестен хорезмшах с титулом, представленным на монете № 17. Не совсем понятен и номинал монеты: мультифельс или медный дирхам. Большой диаметр (30 мм) и вес (5,57 г) выделяют ее из монет обеих категорий хорезмской чеканки. Такие выдающиеся характеристики и лакаб, а также уникальность (нам известен только один экземпляр, публикуемый в этой статье) дают основание считать, что монета № 17 является презентационным выпуском, вероятно, связанным с получением неким хорезмшахом высокого титула от «Амира правоверных». В таком случае, данная монета скорее должна быть дирхамом, чем фельсом, представлять основной номинал, примером чему является дирхам с лакабом Ма’муна II. Если это предположение верно, то по совокупности ряда признаков рассматриваемая монета была, вероятнее всего, отчеканена в XII в., при хорезмшахах из династии Ануштегинидов, когда в Хорезме выпускались монеты из золота и медных сплавов, но не из серебра. В общем, выяснение, кому мог быть дарован такой лакаб, и что это за монета, требует отдельного историко-нумизматического исследования, выходящего за рамки данной публикации.

В целом определение монетных дат согласуется с данными стратиграфии и датировкой керамического комплекса Садвара, предложенной Н. Н. Вактурской. Необходимо отметить, что в данной коллекции находок нет монет, выпущенных с VI по середину IX в.

Остановимся подробнее на единственной комплексной находке (вероятно, потерянном кошельке), состоящей из четырех медных монет одного номинала, одного кружка со следами чеканки на одной стороне и одной заготовки без чекана. Г. А. Фёдоров-Давыдов отнес его к XIII в.: к хорезмшахам-Ануштегинидам, либо к первым монгольским правителям. Комплекс находился в яме № 1 помещения 16 раскопа II на «цитадели», которое Н. Н. Вактурская отнесла к верхнему горизонту слоев IX – первой половины XII вв. Диаметр ямы составлял вверху 110 см, внизу 80 см, а глубина достигала 140 см. В ее заполнении встречены обломки поливного кувшина с полихромной (коричнево-желто-зеленой) росписью по белому ангобу под прозрачной бесцветной глазурью. Благодаря аналогиям, кувшин можно датировать концом IX – началом X в. [Армарчук, 2010, с. 233–234, рис. 7.1–4]. Однако четкая стратиграфическая позиция «клада» и кувшина в яме нам неизвестна и потому нельзя исключать позднее попадание монет в более раннюю яму или другое объяснение данного сочетания, казалось бы, асинхронных предметов. По наблюдениям Н. Н. Вактурской, слой в помещении содержал такую керамику, как поливная X–XI вв. и орнаментированные гравировкой красноглиняные сосуды с фестончатым краем и светлым ангобом, впервые встреченные на Садваре и Джигербенте [Вишневская, 2001, с. 32, рис. 9.7, 18.5].

Техника изготовления заготовок (литье с последующим плющением и обработкой поверхностей напильником) и палеографические особенности этих монет имеют аналоги среди медных монет среднеазиатских монетных дворов как X в., так и XI в. Типологические данные, т. е. сокращенный формуляр легенды (Символ веры на одной стороне и обозначенное одним словом место эмиссии на другой) и крупный орнамент вместо текста, не имеют близких аналогов в монетном деле Хорезма и соседних государств. Исторический контекст ― убийство последнего правителя из династии Афригидов и перенесение столицы Хорезма из Кята в Ургенч в 995 г. ― позволяет датировать монеты комплекса в пределах последнего десятилетия Х – начала XI в., при допущении, что после понижения статуса Кята в нем продолжалась чеканка фельсов для нужд местных рынков. Малое количество монет разменных номиналов, найденных вместе, характерно именно для случайно потерянных кошельков, но не для клада, сокрытого в целях сохранения запаса денег.

Нумизматический интерес представляют и заготовки с отверстием. На тех экземплярах, на которых его удалось внимательно рассмотреть, видно, что оно наносилось одним или двумя ударами инструментом типа пробойника или шила. Края отверстий не имеют следов обработки и не заглажены. Предположим, что таким образом ― пробиванием дырки заготовки выводились из обращения, теряли статус монеты. Среди фельсов Бухары нумизматам известны экземпляры с проделанным в центре круглым отверстием, но в тех случаях края их заглажены, т. к. через них пропускалась веревочка, т. е. монеты носились в связках на китайский манер.

В общей сложности удалось определить 28 монет из 44 (включая условно определенные). Таким образом, больше половины этой нумизматической коллекции оказалась информативной как для интересов нумизматики, так и для датировки археологических объектов и выводов общего характера. Статистика представленных в монетном комплексе династий, в их хронологическом порядке, приведена в табл. 1.

Анализ монетных дворов, которые удалось установить, показывает, что несмотря на практически пограничное расположение Садвара, в денежном обращении преобладали монеты, чеканенные в Хорезме. Наибольшая торговая активность пришлась на IX–XI вв., когда государство вошло в орбиту мусульманского мира. Нумизматический материал подтверждает археологические данные о том, что город стал терять свое значение в XII в. и до монгольского завоевания, по-видимому, не дожил. Отсутствие монет садварской чеканки как в изученном комплексе, так и вообще, свидетельствует о том, что в городе не было правителя, имевшего право чеканки монет. То есть, на протяжении своей мусульманской истории он управлялся из центра, сначала в Кяте, затем в Ургенче. Вопрос о наличии подобной социально и административно значимой персоны в Садваре затрагивался ранее при попытке понять функцию Чаш-калы, представляющей собой монументальную постройку замкового типа, относящуюся к IX–XI вв. [Армарчук, 1998, с. 14–15]. Она могла служить резиденцией наместника в торгово-ремесленном городском центре на южной окраине средневекового Хорезма, каким был Садвар в конце IX – начале XI вв., стоявший на древнем торговом пути из Хорезма в Бухару, Мерв и другие города Мавераннахра и Хорасана.

Табл. 1. Династии, представленные в монетном комплексе Садвара

Династия

Серебро и биллон

Медь

Сиявушиды (Древний Хорезм)

1

2

Тахириды и их наместники в Хорезме

5

Афригиды Кята

1

Период Саманидов

3

Бувейхиды

1

Ма’муниды

2

1

Кят, городской чекан

6

Заготовки X – начала XI в.

3+1(?)

№17 (Ануштегиниды?)

1

Хивинское ханство

1

Литература / References

Армарчук Е. А. Чаш-кала на городище Садвар: рабат или хисн? Древние цивилизации Евразии. История и культура. Тезисы докладов международной научной конференции, посвященной 75-летию действительного члена Академии наук Таджикистана, доктора исторических наук, профессора Б. А. Литвинского. Москва, 14–16 октября 1998 года. М., 1998. С. 14–15 [Armarchuk E. A. Chash-kala on the Settlement of Sadvar: Rabāṭ or Hiṣn? Ancient Civilizations of Eurasia. History and Culture. Abstracts of the International Scientific Conference dedicated to the 75th Anniversary of the Full Member of the Academy of Sciences of Tajikistan, Professor B. A. Litvinsky. Moscow, 14–16 October 1998. Moscow, 1998. Pp. 14–15 (in Russian)].

Армарчук Е. А. Производственные печи на средневековом городище Садвар в Южном Хорезме. Проблемы истории, филологии и культуры. Вып. XV. Москва, Магнитогорск, 2005. С. 81–90 [Armarchuk E. A. Production Furnaces on the Medieval Settlement of Sadvar in South Khorezm. Problems of History, Philology and Culture. Vol. 15. Moscow, Magnitogorsk, 2005. Pp. 81–90 (in Russian)].

Армарчук Е. А. Поливная керамика IX–XI веков с городища Садвар на юге Хорезма. Отзвуки Великого Хорезма. К 100-летию со дня рождения С. П. Толстова. М., 2010. С. 222–244 [Armarchuk E. A. Glazed Pottery of 9th–11th Centuries from the Settlement of Sadvar in South Khorezm. To the 100th Anniversary of S. P. Tolstov. Moscow, 2010. Pp. 222–244 (in Russian)].

Байхаки Абу-л-Фазл. История Масуда (1030–1041). М., 1969 [Abu’l Fadl Bayhaqi. The History of Mas‛ud (1030–1041). Moscow, 1969 (in Russian)].

Байхаки Абу-л-Фадл. Тарих Байхаки. Тегеран, 1376/1957 [Bayhaqī. Tārīkh-i Bayhaqī. Tehrān, 1376/1957 (in Farsi)].

Вайнберг Б. И. Монеты древнего Хорезма. М., 1977 [Vainberg B. I. Coins of Ancient Khorezm. Moscow, 1977 (in Russian)].

Вактурская Н. Н. Раскопки средневекового города Садвар. Археологические открытия 1973 года. М., 1974. С. 498–499 [Vakturskaya N. N. Excavations of Medieval Town of Sadvar. Archaeological Discoveries in 1973. Moscow, 1974. Pp. 498–499 (in Russian)].

Вактурская Н. Н. Раскопки на городище Садвар. Археологические открытия 1974 года. М., 1975. С. 519–520 [Vakturskaya N. N. Excavations on the Settlement of Sadvar. Archaeological Discoveries in 1974. Moscow, 1975. Pp. 519–520 (in Russian)].

Вактурская Н. Н. Новые данные о городище Садвар. Археологические открытия1975 года. М., 1976. С. 542 [Vakturskaya N. N. New Data about the Settlement of Sadvar. Archaeological Discoveries in 1975. Moscow, 1976. P. 542 (in Russian)].

Вактурская Н. Н., Воробьёва М. Г., Лоховиц В. А. Работы Хорезмской экспедиции в зоне затопления Тюямуюнского водохранилища. Археологические открытия 1972 года. М., 1973. С. 477–478 [Vakturskaya N. N., Vorob’eva V. G., Lokhovits V. A. Activities of the Khorezmian Expedition in the Flooding Area of Tuyamuyun Water Storage. Archaeological Discoveries 1972. Moscow, 1973. Pp. 477–478 (in Russian)].

Вишневская Н. Ю. Ремесленные изделия Джигербента. М., 2001 [Vishnevskaya N. Yu. Handicraft Items from Jigerbent. Moscow, 2001 (in Russian)].

Кочнев Б. Д. Заметки по средневековой нумизматике Средней Азии. Часть 6. Раннее средневековье, Саманиды, Караханиды. История материальной культуры Узбекистана. Выпуск 19. Ташкент, 1984. C. 185–195 [Kochnev B. D. Notes for Central Asian Numismatics. Part 6. Early Middle Age, Samanids, Karakhanids. History of Material Culture of Uzbekistan. Vol. 19. Tashkent, 1984. Pp. 185–195 (in Russian)].

Кочнев Б. Д. Среднеазиатские куфические фельсы с изображением коня. Нумизматика Центральной Азии IV. Сборник статей. Ташкент, 1999. С. 43–56 [Kochnev B. D. Central Asian Kufic Aalses with Horse Image. Numismatics of Central Asia. Vol. 4. Collection of Articles. Tashkent, 1999. Pp. 43–56 (in Russian)].

Kalinin V. The First Known Coin of Ma’mun II b. Ma’mun I, Khwārizmshāh Ma’mūnid. Journal of the Oriental Numismatic Society. 2009. 201. Pp. 18–19.

Nastich V., Schuster W. Catalog of Pre-Modern Central Asian Coins 1680–1923. Bremer Beiträge zur Münz- und Geldgeschichte. Band 10. Bremen, 2017.

Treadwell L. Buyid Coinage: A Die Corpus (322–445 A.H.). Ashmolean Museum. Oxford, 2001.

Электронные ресурсы / Electronic sources

База данных по восточной нумизматике ЗЕНО, специальный проект «Нумизматика Хорезма». ZENO.RU  ― Oriental Coins Database. URL: https://zeno.ru/showgallery.php?cat=1199 (дата обращения 12.05.2020).

  1. Евгений Юрьевич ГОНЧАРОВ, научный сотрудник Института востоковедения РАН, Москва; lowvolga@gmail.com

    Evgeny Yu. GONCHAROV, Research Fellow, Institute of Oriental Studies RAS, Moscow; lowvolga@gmail.com

    ORCID ID: 0000-0002-3006-1774

    Екатерина Александровна АРМАРЧУК, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии РАН, Москва; katherine-arm@yandex.ru

    Ekaterina A. Armarchuk, PhD (History), Senior Research Fellow, Institute of Archaeology RAS, Moscow; katherine-arm@yandex.ru

    ORCID ID: 0000-0003-3621-1726

  2. Дарганатинский район Чарджоуской области (по административному делению до 1991 г.).

  3. Здесь и далее таким образом указаны номера монет в описании.

  4. К сожалению, осталось неизвестным, куда передали эту монету при ликвидации хранилищ материалов Хорезмской экспедиции в 1990-х гг.

  5. Авторы благодарны за помощь в работе хранителю коллекции М. В. Бутырскому (ГМВ), а также С. А. Рузановой и И. А. Аржанцевой (ИЭА РАН).

  6. По Е. А. Давидович: фельс династии Аббасидов, чеканенный не ранее конца IX в. и не позднее начала XI в.

  7. По Е. А. Давидович: фельс династии Аббасидов, чеканенный не ранее конца IX в. и не позднее начала XI в.

  8. По Е. А. Давидович: фельс династии Аббасидов.

  9. Аналогичная ZENO #120626. ZENO.RU  ― Oriental Coins Database. URL: https://zeno.ru/showgallery.php?cat=1199 (дата обращения 12.05.2020).

  10. Первоначальное определение Г. А. Фёдорова-Давыдова и Е. А. Давидович: саманидский фельс, X в.

  11. Первоначальное определение Г. А. Фёдорова-Давыдова.

  12. Первоначальное определение Г. А. Фёдорова-Давыдова. Этот тип отсутствует в специализированном каталоге бувейхидских серебряных монет [Treadwell, 2001].

  13. Первоначальное определение Г. А. Фёдорова-Давыдова.

  14. См., например, ZENO #88789. ZENO.RU  ― Oriental Coins Database. URL: https://zeno.ru/showgallery.php?cat=1199 (дата обращения 12.05.2020).

  15. В чтении титула и подборе его корректного перевода приняли участие сотрудники ИВ РАН д. и. н. Д. В. Микульский и к. и. н. В. Н. Настич, а также специалист по восточным монетам В. А. Калинин. Мы благодарим всех за существенную помощь в нашей работе.

  16. Вероятно, потерянный кошелек. Подробнее см. в комментариях.

  17. Первоначальное определение сделано Г. А. Фёдоровым-Давыдовым, предположившим выпуск этих монет в XIII в. при хорезмшахах Ануштегинидах либо ранних монгольских правителях.

  18. [Nastich, 2017, p. 208]. В каталоге опубликована именно эта монета.

  19. На плане раскопа в квадрате Р-22 яма отсутствует. Возможно, монета найдена в скругленной части помещения 27 в квадрате С-22, либо ошибка в этикетке. ― Е. А.